Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Мифы и рифы газовых игр

17 марта 2015
2 029
Стоп-кадр видео
Мифы и рифы газовых игр

На территории Турции 17 марта начнется строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз через территорию Грузии будет поступать в Турцию. На первом этапе пропускная способность трубы составит 16 миллиардов кубометров в год. Строительство завершится в 2018 году. Турция будет оставлять себе 6 миллиардов кубометров топлива, а остальные 10 предназначены для экспорта в Европу. Но это будет уже после завершения строительства Трансадриатического газопровода (ТАР), то есть к началу 2020 года. Строить газопровод будут шесть турецких и одна китайская компания, ставшие победителями соответствующего тендера. Как сказал министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз, TANAP для его страны, для Азербайджана и вообще "для всего мира" является крайне важным стратегическим проектом.

Теперь эксперты спорят: какой газ раньше выйдет на турецкий и европейский рынки – российский, имея в виду пока еще гипотетический "Турецкий поток", придуманный Москвой и Анкарой после истории с закрытием "Южного потока", или азербайджанский. И вообще, остается ли в силе строительство "Турецкого потока" в условиях осуществления проектов TANAP и TAP и уверенности Болгарии, что Баку и София реанимируют идею строительства газопровода Nabucco в Европу?

Говоря о Болгарии. С заявлениями по реанимации Nabucco премьер этой страны Бойко Борисов заговорил после недавней встречи в Софии с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. По информации болгарских СМИ, Алиев выразил заинтересованность в реализации проекта Nabucco, хотя, как подчеркивают СМИ Азербайджана, в своей официальной речи в Софии Алиев данного вопроса не касался.

Тем не менее, после отъезда Алиева из Софии Борисов заявил, что Болгария собирается построить газовый хаб за счет азербайджанского газа, который будет доставляться по интерконнектору в Греции, а также месторождений в Болгарии. Вероятно, Софии не дает покоя Турция, которая, как видно, действительно превратится в ближайшие годы в мощный газовый хаб. Но на данном этапе можно говорить только о болгарских амбициях, поскольку объем газа, который предположительно будет добываться в самой Болгарии, для "хаба" маловат. Речь идет о болгарских месторождениях Терес и Силистар на шельфе Черного моря, разработка которых не начиналась из-за отсутствия средств.

Соответственно, Болгария заинтересована в нахождении партнеров, и не исключено, что она найдет их в Азербайджане. Однако в лучшем случае, считают некоторые эксперты, болгарские месторождения могут удовлетворить внутренние потребности страны, и об экспорте болгарского газа говорить не приходится. Тем не менее, Борисов вручил главе МИД ФРГ Штайнмайеру "наши карты газового хаба, и он (Штайнмайер – прим. "Росбалта") взял на себя обязательство помочь в реализации наших проектов".

Азербайджанские эксперты тут же отреагировали на не подтвержденную официальным Баку перспективу строительства Nabucco West. По мнению многих из них, затея эта пустая. Так, руководитель Центра нефтяных исследований Ильхам Шабан сообщил агентству "Новости – Азербайджан", что "Страны Восточной Европы после строительства недорогих интерконнекторов до 2020 года смогут получать газ минимум из двух, а некоторые даже из трех источников. Думаю, что уже не будет никакой необходимости в строительстве такого масштабного магистрального трубопровода как Nabucco West для обеспечения газовых потребностей Восточной Европы". По его словам, именно поэтому президент Алиев оставил без комментариев заявление болгарского руководства во время совместной пресс-конференции.

Эксперт напомнил, что Азербайджан уже имеет обязательства по увеличению поставок в направлении ТАР. Поэтому акционеры ТАР спроектировали свой трубопровод так, чтобы постепенно можно было бы расширять его пропускную способность. По его словам, "желание официальной Софии можно понять, ее не интересуют инвестиции в инфраструктуры компаний, окупаемость проекта. Для Болгарии важно заработать дополнительные средства на транзите газа. При этом не важно, будет ли это азербайджанский газ, или российский, или какой-то другой".

Как добавил руководитель Клуба политологов "Южный Кавказ" Ильгар Велизаде, "В официальных речах президента Азербайджана акцент был сделан лишь на уже реализуемых проектах TANAP и TAP, что позволяет делать выводы совсем другого плана. Азербайджан сегодня больше заинтересован в реализации именно газопроводов TANAP и TAP, ведь Nabucco, если даже он и будет построен, нужно будет заполнять газом, а одновременное заполнение ТАР и Nabucco за счет только ресурсов Шах-Дениз вряд ли возможно". А получать газ из Азербайджана Болгария и так сможет, поскольку граничит с Турцией — ей достаточно будет проложить небольшую трубу до своих границ и затем подключить ее к собственной газовой инфраструктуре.

Напомним, в настоящее время потребности Болгарии в природном газе удовлетворяет Россия – он поступает туда в объеме 2,5 миллиарда кубометров транзитом через Украину и Румынию. Поставки азербайджанского газа могут сократить российский импорт Болгарии на 1 миллиард кубометров в год.

Кстати, Иран мгновенно отреагировал на возвращение в энергетический лексикон "волшебного слова" Nabucco – заместитель министра нефти этой страны Али Маджеди заявил о готовности Тегерана подключиться к реанимации проекта и помочь заполнить трубу, поскольку азербайджанского газа для столь масштабного проекта явно недостаточно. Без иранского газа, полагает он, Nabucco будет просто "бесполезным". Чиновник также проинформировал, что Турция проявляет интерес к участию Ирана в поставках газа в Европу.

Интерес Ирана к проекту понятен. Но на что рассчитывает Болгария, не проявившая должной стойкости в интригах ЕС вокруг "Южного потока", в результате чего Россия отказалась от его реализации, а пострадавшей стороной вышла, в первую очередь, она сама? Заводя разговор о Nabucco, она, вероятно, желает утвердиться и обозначить свою значимость на пространстве ЕС хотя бы на вербальном уровне. Кроме того, болгарские власти пытаются пустить пыль в глаза собственному населению – подставив подножку России, они лишили свою страну ежегодных транзитных 400 миллионов евро, инвестиций в газовую инфраструктуру, около 7 тысяч новых рабочих мест, и теперь пытаются отвлечь его на новую идею – Nabucco.

Москве же София желает показать, что не пострадает от отмены "Южного потока", который, напомним, должен был пройти по дну Черного моря из РФ в Болгарию. Причем, его запланированная мощность составляла 63 миллиарда кубометров газа. И если бы этот проект осуществился, София могла всерьез говорить о создании газового "хаба", поскольку через нее газ распределялся бы в различные европейские страны.

Но вернемся к началу строительства TANAP и еще не существующему "Турецкому потоку". Тема эта, как отметил Ильхам Шабан, довольно спекулятивная: "Это хорошая тема для противоборствующих сил – Запада и России. Каждый использует подручные средства как инструмент в своих целях. С этой точки зрения TANAP – хороший инструмент в руках западных политических кругов. То же самое – "Турецкий поток" – это инструмент в руках России". По свидетельству эксперта, существуют определенные круги, желающие использовать азербайджанский газ в своих целях и целенаправленно противопоставляют его российскому, делая акцент на том, что роль российского газа в энергообеспечении Европы в ближайшей перспективе понизится, а азербайджанского – увеличится, и между странами возникнет война за европейский рынок.

"Азербайджанский газ впервые входит на европейский рынок, а российский газ уже снижает свою долю в энергообеспечении Европы и без поступления азербайджанского газа. Однако определенные круги этот вопрос так раздувают, как будто Азербайджан, войдя в европейский газовый рынок, создает смертельную угрозу для российского газа", — сказал он. При этом, считает эксперт, нет принципиальной разницы, чей газ – российский или азербайджанский — первым поступит на европейский рынок.

А находившийся недавно в Баку министр экономики Турции Нихат Зейбекчи заверил журналистов, что "Турецкий поток" не следует рассматривать в качестве альтернативы Трансанатолийскому газопроводу. Эти два проекта, пояснил он, отличны друг от друга, и позволяют усилить роль Турции в регионе. Он также сообщил, что вопреки расхожему мнению о сомнительности реализации "Турецкого потока", он остается для Турции "весьма реальным".

По предварительным данным, межправительственное соглашение по строительству "Турецкого потока" Москва и Анкара планируют подписать к лету текущего года, а заполнение трубы намечено на декабрь 2016 года. И если проект состоится, на начальном этапе его мощность составит около 16 миллиардов кубометров газа в год с наращиванием пропускной способности "Турецкого потока" до 63 миллиардов кубометров. Строительство подводной части проекта "Газпром" берет на себя, а инфраструктура на территории Турции будет создаваться им совместно с турецкой стороной.

Сорвется ли эта сделка, как пророчат некоторые эксперты, делающие ставку на, фактически, политическую реанимацию Nabucco и на возможности TANAP и TAP? Меняющиеся геополитические реалии не дают однозначного ответа на этот вопрос. Но, по логике, Турции, которая, напомним, не присоединилась к санкциям против России, крайне невыгодно отказываться от "Турецкого потока" — это почти что равносильно отказу от владения колоссальным газовым хабом, льготной цены на российское топливо и, главное, — усиления собственного влияния на Европу, которая будет покупать газ уже не у России, а у Турции.

И вообще, параллельные поставки российского и азербайджанского топлива в Европу откроют новый этап в международной торговле газом, создадут нормальную конкурентную среду и, в некотором роде, собьют спесь с Запада в контексте его отношения, как минимум, к Азербайджану и Турции.

Словом, "Турецкий поток", скорее, должен состояться, поскольку Анкара хорошо умеет считать деньги и политические дивиденды, "вес" которых во многом зависит от масштабности энергетических сделок, в которых она участвует. Впрочем, это еще не означает, что "Турецкому потоку" не грозят подводные политические воронки и рифы. За него, вероятно, еще придется побороться.

Поделиться: